К вопросу о грамматических трансформациях при переводе

К вопросу о грамматических трансформациях при переводе

Именно это – воссоздание единства содержания и формы – отличает перевод от иных способов передачи сообщения на другом языке: пересказа, реферирования и т. п.

Согласно данному Комиссаровым В.Н. определению, художественным переводом именуется вид переводческой деятельности, основная задача которого заключается в порождении на ПЯ речевого произведения, способного оказывать художественно-эстетического воздействие на ПЯ. [2] В связи с этим некоторые литературные критики настаивают на том, что художественный перевод - это искусство, которое под силу только художникам слова, опирающимся при переводе главным образом на эстетические критерии. Из всего вышеизложенного ясно, что художественный перевод в равной степени факт и языковой, и литературный; для него (такого перевода) типичны отклонения от максимально возможной смысловой точности с целью обеспечения большей художественности текста перевода.

Проблема заключается в том, что в большинстве случаев ИЯ и ПЯ оказываются значительно различными по внутренней структуре.

Несовпадения в строе двух языков неизменно вызывают необходимость, прежде всего, в грамматических трансформациях. Эти несовпадения бывают либо полными, либо частичными.

Полное несовпадение наблюдается в тех случаях, когда в русском языке отсутствует грамматическая форма, которая есть в английском языке. В некоторых случаях грамматическая категория одного языка является более широкой, чем грамматическая категория другого. Следует выделить также случаи частичного совпадения, когда данная грамматическая категория существует в обоих языках, но совпадает не во всех своих формах. При переводе, в зависимости от характера единиц на ИЯ, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Курс грамматики английского и русского языков делится на два основных раздела: учение о частях речи – морфология, и учение о предложении – синтаксис.

Однако, в процессе грамматических преобразований, переводчику приходится начинать со слова, с изменения формы слова, поэтому вопросы словообразования – создания новых слов – и словоизменения – образования разных грамматических форм одного им того же слова – приобретают особую важность в переводе.

Несмотря на то, что проблемы словообразования изучаются не грамматикой, а лексикологией, мы посчитали необходимым включить их в рассмотрение грамматических преобразований отдельной темой исходя из практических задач данной работы. Мы выделяем три вида грамматических трансформаций: 1 словообразовательные трансформации, 2 морфологические трансформации, 3 синтаксические трансформации.

Материалом исследования послужили работы известных российских теоретиков переводоведения и тексты художественных произведений современных англоязычных авторов с применением сравнительно-сопоставительного метода.

Задачей исследования является систематизация основных словообразовательных, морфологических и синтаксических преобразований при переводе с ИЯ на ПЯ, выделение трудностей эквивалентного перевода и, по возможности, нахождения путей их преодоления.

Поставленные задачи определили структуру работы. Она состоит из введения, трех глав и заключения с основными выводами. ГЛАВА I Словообразовательные трансформации.

Вопрос о словообразовательных трансформациях в лингвистике рассматривается, в основном, применительно к переводам научных и общественно - политических текстов. Это связано, прежде всего, с тем, что в большей степени новообразования присущи именно перечисленным стилям (например, различного рода неологизмы). При этом особенностям словообразовательных трансформаций при художественном переводе уделено незначительное внимание. И в данной главе мы попытаемся обобщить те немногочисленные исследования, в которых отражена проблема словообразовательных трансформаций. Так, словообразовательные суффиксы в английском и русском языках далеко не всегда совпадают по своему значению и по употреблению. В каждом языке имеются суффиксы чрезвычайно продуктивные, например, суффикс существительного - ег . «При помощи - ег можно образовывать существительное, выражающее агент действия, фактически от любого глагола.

Поэтому при переводе слов, образованных при помощи суффикса - ег , часто приходится пользоваться глаголами» [3] That branch of the family had been reckless marriers . ( C.A.Porter . Ship of Fools). В этой семье мужчины всегда женились опрометчиво.

Замена одной части речи другой при переводе весьма характерна и часто используется в переводческой практике.

Замена английского отглагольного существительного, образованного с помощью - er , на русскую личную форму глагола является «закономерной и обычной» [4] Еще примеры: Oh, I'm no dancer, but I like watching her dance. ( G.Greene . The Quiet American). А я ведь не танцую, я только люблю смотреть как она танцует. I'm quite a heavy smoker, for one thing (J. Salinger . The Catcher in the Rye). Во-первых, я курю как паровоз... I'm a very rapid packer. ( J.Salinger . The Catcher in the Rye) . Я очень быстро укладываюсь.

Иногда при переводе словообразований с “ er ” используется прием добавления, обусловленный чисто стилистическими соображениями, и переводчик использует его по своему собственному выбору.

Например: “My husband is a great womanizer”. Эту фразу произносит женщина из высшего общества, леди, и перевести ' womanizer', как “ бабник ”, используя слово низкого разговорного слоя лексики не верно , ошибочно . Переводчик должен выбрать литературный вариант – “ Мой муж большой любитель женщин ”. Ввиду того, что «удельный вес аффиксальных образований в английском языке значительно выше, нежели в русском» [5] при переводе не всегда возможно использовать русский аналог английского аффикса, а это ведет к введению дополнительных лексем в текст (например, при переводе словоформ с суффиксом –able) . Суффикс -able является очень продуктивным и образует, в основном, прилагательные от глаголов. В нем обычно присутствует модальное значение, поэтому для его перевода часто добавляются такие модальные слова, как 'возможно', 'невозможно', 'нельзя' и др.: The sea was rough and unswimmable . Море было бурное, и плыть было невозможно. Таким образом, используется широко распространенный в переводе прием – добавление лексических единиц. Это связано с необходимостью передачи в тексте перевода значение, выраженных в оригинале словообразовательными средствами.

Следует отметить, что вышесказанное не относится к заимствованным французским прилагательным, образованным при помощи этого суффикса, например, 'admirable''', 'irreparable' и т.п. При художественном переводе следует учитывать не только словообразовательные особенности английского языка, но и «богатство стилистических ресурсов словообразовательного уровня русского языка по сравнению с английским». [6] На данный факт следует обращать особое внимание при переводе эмоционально-экспрессивных конструкций, которые свойственны художественному тексту. Так, наличие большого числа разнообразных оценочных суффиксов, используемых в русском языке, - уменьшительных, ласкательных, уничижительных, -позволяет переводчику точнее отразить отношение говорящего к предмету речи.

Например: This is a fool of a place. ( B.Shaw , Augustus Does His Bit) . Господи, что за гнусный городишко! Переводческая инициатива здесь проявляется не только в воде экспрессивного восклицания «господи», усилительной конструкцией «что за...», восклицательного знака, усиливающего интонацию негодования.

Экспрессия повышается также за счет использования существительного с добавлением уничижительного суффикса - ишк -, в то время как в первоисточнике имеет место использование только одного слова с отрицательной оценкой - 'fool'. Активно используются словообразовательные трансформации при переводе английских новообразований, свойственных, прежде всего, художественным произведениям фантастического характера, пародиям, каламбурам, перефразам и т.д.

Данным жанрам особенно характерно авторское словотворчество, т.е. «изобилие окказиональной лексики и окказионально преобразованной фразеологии» [7] Например, в переводе романа А.Азимова «Сами боги» ( I.Asimov . The Gods Themselves), выполненном И.Гуровой , для передачи окказионализмов использовались трансформации рассматриваемого типа: He wasn't a bad left-ling . Не was a right-ling to her, but a Parental to the children and the latter took precedence anyway . No, No mid-lings either. Just Hard-ones of one kind. Как левник, он вовсе не гак уж плох . Для нее-то он, конечно, правник, но ведь он еще и пестун, и поэтому дети заслоняют от него все остальное . Нет, Серединок у нас тоже нет.

Только Жесткие - и все одинаковые. Left-ling 'левник' и right-ling «правник» переводятся с помощью переводческих окказионализмов. При этом И.Гурова учитывает словообразовательные особенности русского языка: суффикс - ик - передает значение деятеля.

Левник - это рационально осмысливающий возникающие проблемы и решающий их.

Правник – это пестун; его задача - воспитывать потомство.

Окказионализм 'а mid-ling' воспроизведен нейтральным словом 'серединка'', в котором использован уменьшительно - ласкательный суффикс -к, ведь серединка воплощает в себе женское начало семьи (это подчеркивает и флексия -а). В плане особенностей передачи окказионализмов в каламбурах и пародиях рассмотрим перевод стихотворения Льюиса Кэрролла 'Jabberwocky' («Алиса в Зазеркалье»). «в плане языка 'Jabberwocky' выделяется из всех стихотворений Льюиса Кэрролла тем, что почти целиком построено на придуманных словах, которым можно придать любые значения.

Поэтому содержание остается туманным, действующие лица - абстрактными...» [8] Существует по крайней мере четыре перевода 'Jabberwocky' на русский язык: Т.Л.Щепкиной - Куперник , Д.Г.Орловской , А.Щербакова и Вл.Орла . Остановимся на первых двух: 'Twas brilling , and the slithy toves Did gyre and gimble in the wabe ; All mimsy were the borogoves , And the mome raths outgrabe . Было супно . Кругтелся , Винтясь по земле, Склипких козей царапистый рой. Тихо мисиков стайка грустела во мгле, Зеленавки хркщали порой... ( Т.Щепкина - Куперник ) Варкалось . Хливкие шорьки Пырялись по наве , И хрюкотали зелюки Как мюмзики в мове ... (Д. Орловская) Щепкина - Куперник , как правило, образует слова по типу «слов-бумажников» (винтиться = винтить + крутиться; склипкий - скользкий + липкий; хркщать = хрюкать + пищать), либо слегка видоизменяя существительные слова: неукротно (неукротимо), глубейший (глубочайший), раздираться (раздираться). Орловская в своем переводе первой строфы следует объяснениям Шалтая - Болтая: ' brilling ' - ' варкалось ” (восемь часов вечера, когда пора готовить ужин); ' slity ' - ' хливкие ' = хлипкие и ловкие; ' toves ' - ' шорьки ' = помесь хорька, барсука и штопора; ' wabe ' - ' пыряться ' -= прыгать, нырять, вертеться; ' маве ' - ' нава ' = трава под солнечными часами; ' зелюки ' = зеленые индюки; ' мюмзики ' = птицы и др. Далее она использует и «слова-бумажники» (' храброславленный ' = храбрый + прославленный; ' глущоба ' = глушь + чащоба и т.п.) . Таким образом, словообразовательные трансформации хотя и менее распространены при ху д ожественном переводе (по сравнению с переводом научных, общественно - политических текстов), но все-таки занимают важное место при стремлении к адекватному переводу.

Подводя итоги словообразовательным трансформациям, можно сделать следующие выводы: 1. Словообразовательные суффиксы и префиксы в разных языках различаются как по степени их продуктивности, так и по дополнительному значению. 2. Несмотря на то что удельный вес аффиксальных образований в английском языке выше, чем в русском богатство стилистических ресурсов аффиксов русского языка значительно больше. Для адекватности перевода переводчику приходится прибегать к дополнительным лексическим ресурсам, вводя модальные слова и эмоционально окрашенную лексику. 3. Наличие большого количества разнообразных оценочных суффиксов в русском языке и скудности их в английском переводе приводит к использованию разнообразных оценочных слов и сочетаний, вплоть до фразеологизмов. 4. При переводе английских образований, свойственных художественному стилю могут использоваться разные части речи и фразеологизмы для достижения эквивалентного перевода. ГЛАВА 2 МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ . В результате расхождения морфологического строя английского и русского языков перед переводчиком возникают объективные трудности, преодоление которых порой осуществляется путем морфологических трансформаций.

Морфологические трансформации включают в себя замену частей речи, особенности передачи при переводе значения артикля, видовременных категорий, морфологических категорий числа и рода и др. На некоторых видах морфологических трансформаций мы остановимся подробнее. 2.1. Артикль. В английском языке определенность / неопределенность значения существительного определяется артиклем. В русском языке артикля нет, и наличие перед существительным указателя его определенности / неопределенности необязательно: по-русски можно сказать не только 'Дай мне эту книгу' или 'Дай мне какую-нибудь книгу', но и просто 'Дай мне книгу', не уточняя словесно, идет ли речь о какой-либо определенной, конкретной книге или же о книге вообще, о любой книге. В английском языке такое уточнение при существительном обязательно: можно сказать либо 'Give me a book', либо 'Give me the book'; так что русское 'Дай мне книгу' можно на английский язык перевести лишь с учетом широкого контекста или неязыковой ситуации.

Поэтому, при переводе с английского языка на русский «следует помнить о необходимости передавать в некоторых случаях значение артиклей, когда переводчик упускает из виду эту необходимость, страдает смысл русского предложения» [9] . Значение артиклей в подавляющем большинстве случаев передается лексическими средствами, иногда порядком слов; при этом используются следующие способы трансформации: замена и добавление (отсутствие категории артикля вызывает в русском переводе замещение его другой лексической единицей, что обуславливает добавление), опущение (если артикль не несет определенную смысловую нагрузку, его можно при переводе пропустить). 2.1. а) Неопределенный артикль, в основном, выполняет классифицирующую функцию, он указывает на то, что предмет принадлежит к какому-то классу предметов безотносительно к его индивидуальным характерным свойствам или признакам. В некоторых случаях по своему значению неопределенный артикль приближается к значениям неопределенных местоимений some и any. Тогда его значение обычно приходится передавать в переводе. Например: From the anxious depth within her there reawakened the suspicion that the people around her - mother, father, sister - were entangled in a conspiracy... ( J.Updike . Marry Me) . Из смятенных глубин ее души снова поднялось подозрение, что окружающие - и мать, и отец, и сестра - как бы участвуют в некоем заговоре. Точно так же передачи в переводе требует значение неопределенного артикля в следующем примере: John had an unreal feeling as if he were passing through the scene in a book... ( J.Galsworthy ) . У Джона явилось какое-то нереальное чувство, точно он переживает сцену из романа... Иногда неопределенный артикль употребляется в своем первоначальном значении числительного one. И в этом случав значение артикля должно быть передано при переводе с добавлением соответствующих лексем.

Например: Yet H.G, (Wells) had not an enemy on earth, ( G.B.Shaw . The Man / Knew) . Однако у Герберта не было ни единого врага на свете. Е.В.Куровская отмечает, что «употребление соответствующего артикля при именном компоненте определяет необходимость в использовании других средств передачи тех смысловых компонентов, которые привносятся артиклем» [10] и порой артикль при именном компоненте может весьма существенно изменять семантику высказывания.

Сравним: A) Michael grinned. 'You both had a nerve'. (J. Galsworthy) Майки рассмеялся: 'Ну и нахалы же вы оба'. Б) They call it a pact suicide. - I couldn't. I haven't the nerve. ( G.Green ) Это называется 'двойное самоубийство'. - Я не могу. У меня не хватит мужества. 2.1. 6) Определенный артикль выполняет ограничительную функцию. «Он выделяет ограничительную функцию. Он выделяет предмет из данного класса, изолирует его от ему подобных, конкретизирует его» [11] Иногда определенный артикль выступает в своем первоначальном значении указательного местоимения, от которого он произошел, например: If he remembered anything, it was the fainty capricious-ness with which the goldhaired brown-eyed girl had treated. ( J.Galsworthy ) Если Соме и понял что-нибудь , так только ту капризную грацию, с которой золотоволосая темноглазая девушка обращалась с ним. Если переводчик забудет о подобном моменте, русское предложение будет неполным и неточным. 2.2. Несоответствия категории числа.

Категория числа существительных имеется как в английском, так и в русском языках.

Однако употребление существительных в единственном и множественном числе наблюдаются довольно значительные расхождения как в отношении исчисляемых, так и неисчисляемых существительных.

Данный факт приводит к грамматическим трансформациям при переводе, в частности - замены множественного числа английского существительного единственным числом русского, и наоборот.

Существует немало случаев, когда форме единственного числа в русском соответствует форма множественного числа в английском языке, сравним: овес –oats, лук - onions , картофель – potatoes, окраина (города) - outskirts и др.; и наоборот, русской форме множественного числа нередко соответствует английская форма единственного числа, например: деньги - money , чернила -ink , новости - news , сведения - information и др.

Отсюда необходимость замены форм числа [12] Например: ...Вишню сушили, мочили, мариновали, варенье варили... ( А.Чехов . Вишневый сад). They used to dry the cherries and soak'em and pickle ' em and make jam of'em ... Исчисляемые существительные имеют формы единственного и множественного числа в обоих языках, которые совпадают, тем не менее, в ряде случаев их употребление бывает различно. Так, например, в английском языке существительные, обозначающие части тела (eye, lip, ear, cheek, hand, foot и др.) иногда употребляются в единственном числе для большей выразительности. Такое употребление вызвано стилистическими соображениями.

Например: 'Her cheek blanched'. Глагол 'to blanch' выражает большую интенсивность заключенного в нем понятия по сравнению с глаголом 'to pale'. Кроме того, он имеет известную стилистическую окраску, являясь словом высоко литературным. В приведенном выше примере наблюдается некоторое стилистическое соответствие: глагол 'to blanch', более выразительный, чем 'to pale', как бы требует употребления существительного 'cheek' в единственном числе, что является менее обычным. И наоборот, существительное 'cheek', употребленное в единственном числе, требует выбора соответствующего глагола. Такое явление можно было бы назвать «стилистическим согласованием» (термин Т.Р.Левицкой ) [13] Например: Young Jolion's eye twinkled. ( J.Galsworthy ) В глазах молодого Джолиона вспыхнул огонек. Your lip is trembling. У вас дрожат губы.

Аналогичное явление наблюдается, когда лексическое значение словоформы в единственном числе имеет обобщающий характер.

Например: We got the doctor to forbid to read the paper when the war broke out. ( J.Galsworthy ) А когда началась война, мы. попросили доктора запретить ему читать газеты. Таким образом, при переводе определенных словоформ в единственном или множественном числе переводчик вынужден прибегать к такому виду морфологической трансформации как замена формы слова. 2.3. Грамматический род. В английском языке, как известно, понятие «род» носит весьма условный характер.

Практически о роде в данном языке говорят только в связи с указанием на естественный биологический пол. В русском же языке, обладающем развитой системой рода, указание на род объекта обязательно, что и определяет грамматическую трансформацию - замену формы слова - при переводе с английского языка на русский. В большинстве случаев при переводе переводчик руководствуется нормой родного языка, его традициями, согласно которым одни животные, растения, птицы оказываются женского рода (кошка, собака, сова, береза и т.д.), а другие - мужского (слон, соловей, дуб, воробей и т.д.) и легко меняет один род на другой.

Например: 'Why is he weeping?' asked a little green Lizard, as he ran past him with his tail in the air. ( O.Wilde , 'The Nightingale and the Rose') 'О чем он плачет?' - спросила маленькая зеленая ящерица, которая проползала мимо него, помахивая хвостиком. Но есть случаи, когда такие замены влекут ощутимые потери смысла.

Расхождение в роде может оказаться серьезным препятствием, когда «соотнесенность с определенным биологическим полом и, следовательно, с присущими ему характерными чертами составляет важный элемент художественной структуры текста оригинала. Чаще всего это бывает при персонификации». [14] Например, в сказке О.Уальда «Счастливый принц» ласточка, как и все звери и птицы в английском языке, - мужского рода, и автор, говоря о ней, употребляет местоимение he – он: One night there flew over the city a little Swallow. His friend had gone a way to Egypt six weeks before, but he had stayed behind for he was in love with the most beautiful Reed. Тростник, или вернее тростинка, в которую влюблена ласточка, напротив, женского рода: He had met her in the spring as he was flying down the river after a big yellow moth, and he had been so attracted by her slender waist that he had stopped to talk to her. И это противопоставление развивается и углубляется автором. В оригинале Swallow явно служит воплощением мужского начала. Ей (ему) свойственны чисто мужские черты: как настоящий мужчина, он, влюбившись, тут же признается в любви: 'Shall I love you?' - said the Swallow, who liked to come to the point at once... Мужественно оставшись на почти верную гибель, которую сулит приход осенних холодов, он (что опять-таки свойственно больше мужчинам) через некоторое время, не встретив взаимности, разочаровывается в своей возлюбленной: After they had gone he felt lonely, and began to tire of his lady-love. 'She has no conversation. And I'm afraid that she is a coquette, for she is always flirting with the wind', Таким образом, в оригинале мы видим явное противопоставление мужского и женского начал, каждое из которых получает определенную оценку автора. Но при переводе даже такого мастера, как Чуйковский , все это исчезло, так как переводчик выбрал в качестве соответствий 'ласточку' и 'тростник', что полностью перестраивает систему «мужское начало» - «женское начало» в структуре художественного произведения. Как же поступить переводчику в подобных случаях? А.О.Иванов предлагает использовать два основных способа для преодоления подобных расхождений в роде.

Способ I заключается в избежании употребления местоимений того или иного рода (т.е. перед нами такой способ грамматической трансформации, как опущение), например: ...for Love is wiser than Philosophy, though he is wise, and mighter that Power, though he is mighty. ( O.Wilde ) Как ни мудра Философия, в Любви больше мудрости, чем в Философии, - и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой Власти.

Способ II: замена формы слова - эквивалента переводного языка на аналог нужного рода, например: 'Order! Order!''-' cried a Cracker. He was something of a politician, and had always taken part in the local elections, so he knew the proper Parliamentary expressions to use. ( O.Wilde ) Словарь дает для слова 'cracker' значение 'шутиха', которая в русском языке относится к женскому роду.

Однако занятие практикой в те времена было чисто мужской прерогативой, и поэтому 'шутиха' не подходит.

Переводчица Т.Озерская довольно удачно заменяет ее на 'Бенгальский Огонь': 'Внимание! Внимание! ' - закричал Бенгальский Огонь. Он увлекся политикой, всегда принимал участия в местных выборах и поэтому очень умело пользовался всеми парламентскими выражениями.

Аналогично и в переводе сказки «Счастливый принц» следовало бы заменить ласточку, скажем, на стрижа, а камыш на тростинку. Тем более, что ласточки и стрижи относятся к одному виду и сходны как по образу жизни, так и по внешнему виду. И тогда все стало бы на свои места.

Однако на практике можно столкнуться со случаями, когда ни тот, ни другой способ не могут быть применены, и переводчику приходится мириться с потерями.

Бывает это тогда, когда за словом оригинала и его иноязычным соответствием стоят свои, привычные для каждого из двух языков образы, резко отличающиеся по всему набору признаков, включая и родовой.

Английское 'death' означает 'смерть'. Но если для англичан death ассоциируется с существом мужского пола, то русским смерть видится Костлявой Старухой с косой в руке.

Обменяться представлениями потому и трудно, что они традиционны в обоих языках.

Например: ' Juidznan , - g о' he, - put up your wittle , I'm no design'd to try its mettle; But if I did - I wad be kittle To be misleared - I wad no mind it, no that spittle Out of my beard'. (R . Burns. Death and Dr.Horbook ) 'Смерть отвечала мне: - Сынок, Ты спрячь подальше свой клинок, Подумай сам, какой в нем прок? Его удары Страшны не больше, чем плевок, Для Смерти старой!' Нельзя не заметить, что образ смерти претерпел некоторую трансформацию.

Потеряв бороду и другие атрибуты, присущие ей в оригинале, смерть несколько «обрусела», превратившись в привычную нам костлявую старуху с косой. Таким образом, при отражении в переводе категории рода следует учитывать не только грамматические особенности языка оригинала, но и вопросы менталитета, национального мышления носителей языка. 2.4. Замена частей речи.

Замена части речи является самым распространенным видом морфологической трансформации.

Подобные замены обычно вызваны «различным употреблением слов и различными нормами сочетаемости в английском и русском языках, а в некоторых случаях - отсутствием части речи с соответствующим значением в русском языке» [15] Такой морфологический трансформации чаще всего подвергается имя существительное.

Весьма типичной заменой при переводе с английского на русский является замена отглагольного существительного на глагол в личной форме. Вот примеры такого рода замены: Не had one of those very piercing whistles that was practically never 1л time... ( J.Salinger . The Catcher in the Rye) Свистел он ужасно пронзительно и всегда фальшиво... В следующем примере существительные переводятся инфинитивами: You give me food and drink and I'll tell you how to sail the ship. ( R.L.Stevenson . Treasure Island) Вы будете поить и кормить меня, а я покажу вам, как управлять кораблем.

Следует отметить, что некоторые английские существительные переводятся как личной формой глагола, так и отглагольными существительными, например: But if she went, Cindy realized it would mean a showdown almost certainly irreversible and final - between them both. ( A.Hailey . Airport) Но Синди понимала, что если она туда явится, объяснение будет нешуточным и может наступить разрыв, окончательный и необратимый. Should she go to the airport for a showdown, with Mal, as she had considered earlier? ( A.Hailey . Airport) . Ехать ли в аэропорт, чтобы объясниться с Мэлом , как она собиралась? По поводу данных примеров Е.Н.Бортничук отмечает, что при переводе существительных, образованных по модели «глагол + постпозитив » > «существительное» (breakdown, breakthrough, throw-away, showdown и т.д.), «все же отглагольное существительное, по-видимому, более точно передает особенности лексической единицы оригинала и поэтому более охотно используется переводчиками. Так, например, существительное takeoff в сопоставляемых текстах было переведено существительным 25 раз, а глаголом - 14» [16] Сравним: Translated into aviation terms , the river at the sea is an airliner at its moment of takeoff. ( A.Hailey . Airport) Если перевести это на язык авиации, то река, когда она впадает в море, подобна самолету в момент взлета. After takeoff there would be no time for anything but work. ( A.Hailey . Airport) . Когда они поднимутся в воздух, не останется времени ни для чего, кроме работы. Таким образом, в подобных случаях основной причиной использования трансформации будет являться индивидуально-переводческая , Н.Н.Нестеренко исследовала проблему перевода английских деадьективных существительных на материале романа Дж.Голсуорси «Сага о Форсайтах ». Лингвист отмечает, что при переводе данного вида существительных замена части речи достаточно распространена. Так, при сравнении текста перевода с текстом оригинала было установлено, что английскому имени существительному, образованному от производного прилагательного с исходной производящей основой - глаголом, в русском языке (кроме имени существительного) соответствуют: а) глагол: The strange resolution of trustfulness he had taken seemed to be animate even his secret thought… ( J.Galsworthy ) Внезапно принятое решение довериться им овладело всеми его мыслями. A Forsite of the best period, so far as the lack of responsibility was concerned... ( J.Galsworthy ) Представительница Форсайтов лучшего периода, когда ни перед кем не приходилось отчитываться... б) пассивное причастие: The two yearlings, as Val called them in his thoughts, met therefore in manner, which for unpreparedness left nothing to be desired. ( J.Galsworthy } Оба стригунка, как мысленно назвал их Вэл , встретились, таким образом, совершенно неподготовленными.

Английскому деадьективному существительному с исходной производящей основой-существительным в русском языке (кроме имени существительного) может соответствовать имя прилагательное: If he remembered anything, it was the fainty capriciousness, with which the goldhaired browneyed girl had treated. ( J.Galswarthy ) Если Соме и понял что-нибудь, так только ту капризную грацию, с которой золотоволосая темноглазая девушка обращалась с ним. Imogen's inquiring friendliness... ( J.Galsworthy ) ..дружелюбная приветливость Имоджин . Особенно часто приходится прибегать к грамматическим трансформациям при переводе сказуемого, что обычно сопровождается заменами частей речи (а последнее, в свою очередь, ведет к синтаксическим трансформациям). Например: Не was a very bad dancer... ( Gr.Greene ) Он танцевал очень плохо. 'You are a poor liar'' ( J.Galsworthy . To Let) 'Ты не умеешь лгать', где именное сказуемое в первом примере передано простым глагольным, а во втором - сложным глагольным сказуемым.

Встречаются случаи замен и других частей речи. Так, трансформации при переводе часто подвергается местоимение (заменяется существительным), например: “I look possession of his effects after his death”, I explained. “They were done up in a parcel and I was directed to give them to you”. ( S.Maugham . A Casual Affair) - Все, что осталось от него после смерти, отдали мне, -объяснил я. - Письма и портсигар были связаны в пакет. На нем было написано: передать леди Кастеллан , лично. Здесь конкретизация местоимений they и you осуществляется на основе данных широкого контекста; ср. несколькими трансформациями оригинала выше: I took the parcel... Inside was another wrapping, and on this, in a neat, well-educated writing: ...Please deliver personally to the Viscountess Kastellan ... The first thing I found was a gold and platinum cigarette-case... Besides the cigarette-case there was nothing but a bundle of letters, Таким образом, как акцентирует Л.С.Бархударов , здесь мы имеем «пример установления семантической эквивалентности на уровне всего переводимого текста в целом, выражающегося в перераспределении семантических элементов между отдельными предложениями текста на исходном языке и переводимом языке» [17] Довольно обычной является замена прилагательного существительным.

Например: Has any British battle ever been won except by a bold individual initiative? ( B.Shaw . Augustus Does His Bit) . Разве англичане когда-либо выигрывали сражение кроме как с помощью отваги и личной инициативы? В.Я.Мизецкая отмечает, что в данном примере имя прилагательное 'bold', преобразованное при переводе в существительное 'отвага', «в русском варианте из подчиненного ядерному субстантиву 'initiative' элемента превращается в независимый от него равноправный с ним член синтаксического ряда 'отваги и инициативы'. [18] Еще пример: You always got these very lumpy mashed potatoes... ( J.Salinger . The Catcher in the Rye) . К ним всегда подавали картофельное пюре с комками... Здесь прилагательное при переводе заменяется группой «предлог + существительное», выступающей в атрибутивной функции.

Прилагательное в предикативной функции (с глаголом-связкой be или другим) часто заменяется глаголом: to be glad - радоваться, to be angry - сердиться, to be silent - молчать и пр., например: I was really glad to see him. ( J.Salinger , The Catcher in the Rye) . Я ему обрадовался, He was too conceited. ( J.Salinger . The Catcher in the Rye) . Слитком он воображает.

Причастие часто переводится личной формой глагола, например: His brother... dies, leaving everything on my shoulders. ( B.Shaw . Widower's Houses) Братец его умер и все бросил на меня одну , благодаря чему меняется синтаксис предложения. При переводе имеют место и другие типы замен частей речи, причем часто они сопровождаются так же, как и в приведенных примерах, заменой членов предложения, т.е. перестройкой синтаксической структуры предложения.

Подводя итог рассмотрению морфологических трансформаций, следует сделать следующие выводы: 1. Значение определенности-неопределенности существительного, передаваемое в английском языке соответствующими артиклями, в подавляющем большинстве случаев передается при переводе дополнительными лексическими средствами для достижения смысловой и стилистической эквивалентности перевода. 2. При переводе словоформ единственного и множественного числа, переводчик для соблюдения норм ПЯ вынужден прибегать к замене единственного числа на множественное и наоборот.

Поскольку в английском языке нет грамматической категории рода, в русском переводе появляется необходимость введения ее. Кроме того, в тех случаях, когда вводятся местоимения того или иного рода, следует учитывать не только грамматические особенности языка оригинала, но и особенности национального мышления носителей языка. 3. Самым распространенным способом морфологических трансформаций перевода ИЯ на ПЯ является замена частей речи при переводе (существительных, местоимений, глагола, неличных форм глагола, прилагательных). При этом для достижения смысловой и экспрессивной эквивалентности перевода проводится замена членов предложения, что иногда приводит к изменению синтаксической структуры предложения. ГЛ АВА 3 Синтаксические трансформации В данном параграфе мы попытаемся обобщить результаты исследований касательно синтаксических трансформаций. Так, И.В.Нешумаев проанализ и ровал тексты из романов S. Maugham «Т he razor’s edge » и J.Updike «Т he Centaur » и их перево д ы на русский язык. [19] Лингвистом были произведены по д счеты общего количества синтаксических трансформаций, связанных с определен н ыми п ричинами.

Результаты исследования представлены в следую щ их таблицах: Общее количество трансформаций.

Таблица № 1.

Общее количество трансформаций 2 020
Из них: Изменение состава членов предложения 1 351, или примерно 66 % от общего числа трансформаций
Замена простого предложения с ложн ы м 212 / 11 %
Замена сложного пре д ложения простым 185 / 8 %
Замена типа синтаксической связи 152 ё / 7 %
Замена двусоставного пре д ложения односоставным 51 / 3%
Членение предложения 81 / 4%
Объединение пре д ложений 39 / 2%
Причины синтаксических трансформаций.

Таблица № 2 .

Системно обусловленные 165, или примерно 7 % от общего количества трансформаций
Нормативные 880 / 42 %
Нормативно-стилистические 76 / 3 %
Прагматические 91 / 3 %
Лексико -семантические 277 / 13 %
Индивидуально-переводческие 664 / 32%
Из таблицы видно, что самой распространенной трансформацией в анализируемых художественных текстах оказалось изменение состава членов предложения - более половины всех трансформаций. Затем, по частотности следуют замена простого предложения сложным, замена сложного простым, замена типа синтаксической связи.

Наименее характерными трансформациями явились членение предложения и замена двусоставного предложения односоставным и объединение предложений. Но данные результаты не обязательно будут характерны для всех переводов художественных текстов, а лишь отображают жанровые и стилистические особенности языкового построения текстов определенных авторов и «манеру», «почерк» перево д чика. Среди причин трансформаций самыми распространенными явились нормативные. Затем следуют индивидуально-переводческие, лексико-семантические и системно обусловленные.

Нормативно-стилистические и прагматические причины явились наименее характерными причинами для художественного перевода.

Рассмотрим основные виды синтаксической трансформации при художественном переводе, д обавив к классификации И.В.Нешумаева изменения в актуальном членении предложения. 3.1. Изменение состава членов предложения Замена членов предложения приводит к перестройке его синтаксической структуры.

Такого рода перестройка происходит и в ряде случаев при замене части речи (о которой говорилось в первом параграфе данной главы) . Существенное изменение синтаксической структуры связано с заменой главных членов предложения, особенно подлежащего. В англо-русских переводах использование подобных замен в значительной степени обусловлено тем, что в «английском языке ча ще, чем в русском, подлежащее выполняет иные функции , нежели обозначения субъек т а дейс т вия» , [20] например: объекта действия (подлежащее заменяется дополнением), обозначения времени (подлежащее заменяется обстоятельством времени) , о б означения пространства (по д ле ж ащее заменяется обстоятельством места) , обозначения причины (по д лежащее заменяется обстоятельством причины) и т.д.

Грамматич е ская трансформация также вызывается столь частым в ан г лийском языке употреблением сущест в ительных, обозначающих нео д ушевленные предметы или понятия, в роли «аге н та действи я (т.е. подлежащего ) , чт о можн о рассматривать как с воего рода олицетворение. Такое олицет в орение отнюдь не является стилистическим приемом, ибо это - явление языка, а не речи и ни в коей мере не носит индивидуального хара кт ера» [21] Напри м ер: Legend (never a good historian!) had it that it was from here that one September day in 1645 Charles I watched the final stages of the Battle of Rowton Heath in which his forces were defeated by Cromwellian troops. (D.Odgen. My Home Town) Согл а сно легенде (ко т ор а я редко бывае т дос т оверной ) им енно о т сю д а в сентябре 1 645 года Карл 1 наблюдал за и сходо м сражения пр и Раутон Хит , в котором его войск а бы л и разбит ы войс к ам и Кромвеля. При переводе пришлось прибегнуть к грамматич е ской трансформации: подлежащее английского предложения ( legend ) стало обстоятельством причины. Одной из распространенных трансформаций синтаксической перестройки такого рода, является замена пассивной английской конструкции активной русской, при которой «английскому подлежащему в русском предложении соответствует дополнение, стоящее в начале предложения (как «данное») ; подлежащим в русском предложении становится слово , соответствующее английскому дополне н ию с by или же подл е жащее вообще отсутствует (так называемая «неопре д еленно-личная» к онс т рукция) ; форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского глагола» [22] Сравним, например: He was met by his sister. Его встретила сестра. The door was opened by a middle-aged woman. (S Maugham . A Casual Affair) Дверь нам отворила немолодая китаянка.

Такого рода трансформации («пассив —> актив») встречаются весьма часто и описываются во многих учебниках и справочниках по грамматике английского языка, предназначенных для русскоговорящих . Как и другие трансформации, описываемые в этом разделе, они являются обратимыми. При переводе с русского языка на английский, в соответствующих случаях применяется противоположно направленная трансформация ( «актив — > пассив» ) . Частыми являются также случаи, когда подлежащее английского предложения при переводе на русский язык заменяется обстоятельством. Эта трансформация имеет место, например, когда английское подлежащее стоит в начале предложения и выражает те или иные обстоятельственные значения. В таком случае, нередко в русском переводе английское подлежащее заменяется обстоятельством места: The room was too damn hot. ( J.Salinger . The Catcher in the Rye) В комнате стояла страшная жара . В данном примере имеет место также замена частей речи - трансформация прилагательного “hot” в существительн ом 'ж а р а '. Следует иметь в виду, что во многих случаях замены членов предложения обуславливаются соображениями не грамматического, а стилистического поря д ка. Так, в нижеследующем примере наблюдается одновременно замена как членов предложения, так и частей речи: After dinner they talked long and quietly. ( S.Maugham . Before the Party) После обеда у них был долгий, душевный разговор. (Пер. Е . Калашниковой) . Грамматические нормы русского языка вполне допускают з д есь сохранение структуры исходного предложения: «После обеда они долго и душевно р а зговаривали »; однако, стилистически гораздо более приемлемым оказывается первый вариант. [23] 3. 2. Замена простого пре д ложения сложным. Наиб о льшее число случаев подобных изменений вызвано причинами, обусловленными сис т емно.

Обычно трансформация применяе т ся при переводе простых английских предложений , осложненных син т аксическим и компонен т ами - инфини т ивными , с герундием, абсолю т ными конс т рукциями. «Английские синтаксические комплексы не имеют системного русского аналога, что делает перев о дч е ские трансформации неи з бежными» [24] Как пра в ило, при переводе подобных комплексо в на русский язык меняется тип предложения, при этом простое «предложение превращается в сложноподчиненное, реже в сложносочиненное». [25] Например: He watched Ronnie take an oily rag and plunge it into a small bucket of black water standing under a far electric bulb. ( J.Updike The Centaur) Он ви д ел , как Ронни в зя л п о м а сленную тряпку и окуну л ее в ведерко с черной водой , с т оящее поода л ь под в т орой лампой.

Простые предложения англоязычных текстов, преобразовываясь в сложные струк т уры при переводе, подвергаются вну т рен н ему членению, например: Wilson stroked his very yo u ng m o u s t ache a nd dreamed , watching f ox his g i na nd -bitters . ( G.Green . The heart of the Matter) Пог л аж и ва я очень редк и е ус и ки , Уилсон мeчтал , до жидаясь , когда ему принесут ужин. (Гри н Г. Су т ь де л а) . Преобразование может обуславли в аться чисто грамматическими причинами (отсутствие в русск о м языке прямых соответствий) , например : ... I li k e watching h e r da n ce. ( G.Greene . T he Q u ite Ameri ca n) ... Я люблю смотреть , к а к она танцует. ... I n ever eve n o n ce sa w him b r ash his t eeth. ( J.Sali n ger . T h e C a tcher in the Rye) . ... Я не видел, чтоб ы он ч и с ти л зубы ; В других случаях такие трансформации вы з ваны стилис т ичес к ими пр и чинам и . Ср. нижеследую щ ий пример: T h ey loo k ed sor t o f poor. (там же) . Ви дно было , ч то они довольно б едн ы е . «Перевод 'Они выглядели дов ол ьно 6 e дными ' возможен, - отмечае т Л.С.Бархуд а ров , - но стилис ти чески более прие м лем первый вариан т » [26] В следующем примере комплексная лексико-грамматическая трансформация также вызывается стилистич е скими причинами: At . t h a t moment th e door wa s ope n ed by th e ma id. ( S.Maugham . Befo r e the Рarty ) . Дверь отв орил а сь, и з а гляну л а горн ич н а я. З десь исхо д ное пре д ложение по д вергается следующим трансформациям в процессе перевода: 1) простое предложение заменяет с я сложным: 2) подчинение заменяется сочинени е м: 3) происхо д ит лексико-грамматическая заме н а: «was ope n ed -отворилась »; 4) предложное дополнение с by заменяется подлежащим; 5) добавляется слово “ заг л янул а ” ; 6) опускаются слова “a t t hat moment”. Попытка сохранить исходную к онструкцию привела бы к грамматически д опустимой, но стилистически мало приемлемой фразе: «В эг о мгновение дверь б ы ла открыта горн ич ной». В русском я з ык е пасси в ная конструкция упо т ребляется намного реже, по сравнению с английском и имеет иную стилистическую окраску. В английском я з ыке пассив стилис т ически нейтрален; хотя и более употребителен в к нижно-письменной речи; в русском же языке форма страдательного залога почти исключительно огранич е на сферой книжно-письменной речи, преимущественно официального и научного жанра [27] Рассмотренные синтаксические трансформации довольно часто встречаются в переводческой практике.

Например, Н.Л. Ольшанская и Н.М.Балаян и сследовали синтаксис авторской речи в оригинале и переводе на основе новелл Дж.Фаулза и пришли к следующему выводу: английский текст новеллы Д ж .Фаулза в авторском повествовании пр е дставлен 181 простым предложением , а русский - 208. Сокращение и упрощение сложной синтаксической структуры ведет и к устранению ее многозначности, установлению о д нозначных отношений между компонентами: «Переводчик анализирует исходное сообщение, преобразует в более простые и четкие формы, транспонирует их на этом уровне в систему исходного я з ыка и з атем реконстру и ру е т сообщения на этом уровне в систему исходного языка и затем реконструирует сообщения на переводной язык” [28] 3. 3. Замена сложного предложения простым. При художес т венном перево д е данный тип син т а к сичес к ой трансформации вызван, в основном , нормативно-стилистическими причинами. В час т нос т и, в английских художественных т екс т а х отмеча е тся большой уд е л ь ный в е с сложноподчин е нных предлож е н и й по сравнению с русскими текстами. [29] В ре з ультате может происхо д ить «свертывание» придаточных предложений в причастие (причастный оборот) , деепричастие (деепричастный оборот) , отглагольное существительное с предлогом, например: A s they s c at t ered among t he scrolling ir on desk -l egs , t heir b ra in l e s s he a ds and s wi s hi n g glabellae b rushed at t he an kl es o f the girls. (J.Updike. The Centaur) Рассыпавшись м еж гнутых желе з ны х н о жек парт , он и с во и ми безмозглыми го л овам и у да ря л и девочек по ног а м. Ещ е примеры з амены сложного предложения пр о сты м при переводе: ... I figured I pro ba bly wou l dn't see hi m agai n till Christmas vacatio ns s tarted. ( J. S a linger . ' The Ca t cher in the Rye) . ... Я сообраз ил , что до на ч ала рождес т венск и х каникул я его не увижу . It was pret t y nice to get bac k to my room , after I left old Spencer... ( там же ) Приятно было о т старика Спенсера лоп а с т ь к себе в к омнату. It was so da r k I could n 't see h er . (та м же) Я ее в темноте не мог видеть.

Простыми предложениями часто переводятся на русс к ий язык английские сложноподчиненные предложения, содержащие к онструкцию it is ( wa s) ... t h at ( who)... «Данная закономерность прослеживается преимущественно при пере в оде при д аточных опре д елительных и придаточных обстоятельственных предложений». [30] Например: It was I who h a d attend the we ar i some Pre ss C o nferen ces... (G. Green 's . The Q u ite Am erica n .). Мне с а мому п риход и лось высиживать утомительные пресс-конференции . It w a s j us t before t he end of t he w a r tha t s he fell out of love wi t h him. (S . Ma u gh a m . 'Theatre”) А неза д олго до конца войн ы Джу л ия его раз л юби л а . В первом примере предоставлен перево д прида т очного определительного предложения, а во в т ором - при д аточно г о обстоятельственного. 3.4. Членение предложения . Членение предложения, при котором одно ис х одное предложение (ча щ е сложно е и реже простое) преобразуется в два (и более) , так же актуал ь но для ху д ож е ст ве нного перевода и обуславливается нормативными причинами.

Английские предложения могут быть перегружены информацией , объединяющей нес к олько относительно независимых мыслей. «Сохранять в переводе структуру подобных англ и йс ки х предло ж ений нецелесообразно, т.к. по д обная перегруженность предложения информацией не соответствует нормам русского языка» [31] . Например: Caldwe ll’s st r a nge silhoue tt e took on dignity , his sho u ld e rs - a little narrow for so large a c re at u r e – straightened , and he moved with s u ch pressured stoic grace, that the l imp was enrolled in his stride. (J. Updi k e . The Centaur) Причуд ли вая фигура Ко л дуэлла исполнилась дос т оинс т ва . Его пле ч и - у з коватые д л я такого б о ль шо го cущеcтвa - расправились. О н шел со сдержанно й с т ои ч еско й грац и е й, о тч ег о хромота словно вливалась в его пос т упь.

Процесс членения сложного предложения на несколько самостоятельных является наиболее ярко выраженным слу ч аем автономизации исхо д ных структур, наприм е р, в драматических произ в едениях [32] : Cae s ar: Yo u have b een g rowing u p since the Sp h inx int r od u ced us the other n ig ht s and you thin k y o u k now mo r e th a n I do already. ( B.Shaw . Caes a r a n d Cleop a tra ). Цезарь: С т ех пор как Сф и нкс познако мил нас вчер а шней но чью , т ы в ыросла. И ты уж е д умаешь , ч т о зн а е ш ь бо л ь ш е , чем я? Здесь сложная с и н т аксическая констру к ц и я «...; and...» трансформируется в 2 сложнопо д чин е нных предложения «с расщеплением в самом слабом звене их связи , - перед точкой с запятой , указывающей на относительную не з ависимость дву х блоков». [33] Членение приводит к уменьшению длины предложения при перевод е . Разбивки «громо з дких» конс т рукций на самостоятельные элементы ведет и к упрощению с т ру к туры пре д ложения.

Например: The inhabitants have been so l ong out or t he w orld that, a n d manners a n d l iterat u re , t h ey depend to a great e xtent on h ear s ay , and a f u nc t ion th a t in Hedes w o uld be c o nsidered elaborate wo ul d do u b t less be hailed by a Chicago beef-p r incess as ' pe r h a ps ' a lit t le facky '. (F . Fi t zgerald. The Diamond as Big as t he Ritz) Мес т ные жи т е л и давным-давно oтcтaли о т м ира сего , и хоть и очень стараются поспе т ь за м одой , но жи вут большей частью пон а слышке. Ч и кагской ве тчи ной пр и нцессе их о д ежда, манеры и литер а д урные вкусы , к онечно, пок а жутся «к а к-то слегка прошлогодними' . Н апример , средняя длина предложения в а вт орс ко м повествовании новеллы Дж.Фаулза «Башня из черного дере в а» равна 17 , 5 слова, а в перево д е на русс к ий я з ык 14,6 слова; данные по новелле Ф.С.Фицджеральда «Алмазная гора» составляют соответственно 19 ,. 2 и 12,2 слова . [34] Иногда при перев о де приходится одновременно прибегать к членению и к объединению предложений. Так, в н ижеследующем примере одно предложение подлинника членится на два, причем часть второй составляющей (c l ause) английского предложения переносится во второе (самостоятельное) предложение русского текста, т.е. объединяется с третьей составляющей. Это необходимо для д о стижения смысло в ого и синтаксического «равновесия» двух русских предложений: You couldn’t see the grandstand too hot, but you could hear them all yelling, deep and terrific on the Pencey Side, because practically the whole school except me was there ( J.Salinger . Th e Catche r in the Rye). Тр и бун я как с л едуе т разг л я д еть не мо г , то лько сл ы шал , как там ору т . На на ше й с т оро н е ор али во в сю глотку - т а м со бра лас ь вся школа , кроме меня... Ска з анно е справедливо не только для конта кт ных предложений , но и д ля контак т ных сфе (с верхфра з овы х единс т в ) , где о д но СФЕ переводится двумя.

Например: The monkey was in bed – not in his own basket, but Uncle Vita’s big white bed, . Uncle Vita, with some kind oif pungent oil, was rubbing his chest. While he worked have any luck again. (R. P.Warren . All the Kings Men). О безьян ке ле ж ала , в постел и - н е в свое й корз и не , а посередине большой бело й пос т е л и дяди Виты, обложенной подушками . Дя д я Ви т а какимт о ос т ро пaxнущим маслом рас т ирал обезьянке грудь. никогда , не в и да т ь боль ш е счастья.

Объединение предложений является обратно й транс ф ормацией по сравнению с членением, о чем речь пойдет даль ш е. 3.5. Объединение предложений.

Объединение пре д ложений заключае т ся в преобразовании двух (или более) самостоятельных предложений в одно предложение. Напри м ер : That was a l ong time ago . I t s eemed l ike fifty ye a rs e go. (J. S a linger , The Catcher in the Rye) . Это было давно - каза л ось, про шл о лет п я т ьдеся т . The o n ly thing t ha t worried me w a s our f ro n t door. It creaks like a b a stard . ( т ам же) О д но меня беспокоило - на ш а п а ра д н ая дверь скрипит как огол т ел ая . Объединение пре д ложений , сохраняя «информационную ценность и т е кстовую спаянность» [35] приводит к компрессии выска з ывания: Не sat i n Richard ' s dirty old leather chair, leav in g her a ll of the white sof a. She did not s it , or e a t, but prowled al on g the wind o ws, holding her glass by its s te a m , her white pants ta k in g lon g so un dle s s strides , he r hair almost flo a ting behind her. (J . Updi k e , Marry Me ) Он с и де л в грязном кожаном крес л е Р ич арда , остав и в д л я Салли в есь бел ый диван , н о она не сел а и не с т ал а ес т ь, а бродила в д оль окон, держа в руке бок а л , ее ноги в белых брюках бесшумно отмерял и длинные шаги , волосы чу т ь не летели сзади . Chu r c h chimes, t he chimes of lemon-yellow S t . John's , sou n ded th e ho u r. It was five. ( там же ) Часы на цер к в и - ли м онно жел т ой церкв и свя т ого Иоганна - проб и ли пять уд а ров . Примеры свидетельствуют о том, ч т о компонен т ы ак т уального ч ленен и я высказывания , нес м отря на объе ди нение внутренней с т рук т уры, ос т ались неизменными, с м ысл передан без отклон е ний.

Компрессия (свертывание ) внутри комп о нентов актуальн о г о ч ленения не вызвала каких-либо смысловых искажений , поскольку тема и рема при п е реводе сохранили свои фун к ции. Прав д а, если в полной фразе объединяется несколь к о сооб щ ений и, соответственно , нескольк о рем, при переводе эти ремы нередко сливаются в о дну.

Исходя из и з ложенного , можно говорить о том, что перевода без потерь не бывает.

Информационная теория перевода подт в ерждает это положение. «Перевод сохраняет лишь час т ь оригинала, в коммуникации с использованием д вух языков, как и в л ю бой другой коммун и кации, неизбежны по т ери» . [36] Аналогично рассмотренным примерам в преды д у щ ем разделе, объединение характерно не только предложениям, но и СФЕ. Например: А nn е spen t a year going to parties in the city , and got engaged. w as s t udying a b road. Anne quit going to parties, except an occasional party at the Landing in the summer. s he wa s pushing thirty. (R. P. Warren. A ll the King Men ) . Анна год выезжала на балы и бы л а помол вл ена . а Адам учился за границей. На балы Анна уже не езди л а - только изредка на л е т ние вечеринки в Лендинге . Е й было около тридцати.

Данный пример свидетельствует о возможности перевода двух текстовых единиц одной. 3.6. Замена двусоставного предложения односоставным. Бу д учи д ос т аточно редким т ипом транс ф ор м ации, она вы з ывается в художественном переводе системно обусловленными причинами. Ан г лийское предложение, как правило , требует нали ч ия в своем составе обоих главных чл е но в . В русском языке двусоставность предложения не обя з ательна, например: It was delicio u s , t h e way my voice made her swirl , thrust, w ag a nd whin e . (J . Updike . ' T he Centaur). Было т а к пр и я т но , когда заслышав мой голос , она стала верте т ься, юлить , ви л ять хвостом и визжать. Еще пример: I’m terribly sorry you should thin k th a t of me, Dr. Mac phail . ( S.Ma ugham ) Мнe очень грус т но, что вы с чи таете меня таким, доктор Макфэйл . Сочетания, по д обные 'to be so r ry' , в ы ра ж аю щи е эмоциональное состояние или оценочные суждения субъекта выражаются глаголом-связкой to be и прилагат е льным или «претеритным причастием» [37] , употребленными в предикативной функции. П ри переводе, к а к сви д етельствует пример вы ш е, возможно и з менение всего предложения, с о д е ржащего по д обно е соч е тание, в целом : “ I am sorry ” - “ Мне жаль , мне грустно ” 4. 7. Замена типа синтаксической связи. Как в английском, так и в русском языке предложения могут соединяться друг с другом, как при помощи сочинительной, так и при пом о щи подчинительной связи. «Однак о в целом для русского языка более харак т ерно преобладание сочинительных конструкций, в то время как в английском языке подчинение если не преобла д ает, то, во всяком случае, встречается чаще, чем в русском» . [38] Поэтому при переводе с английского языка на русский часто происходит замена подчинения пре д ложений сочинением.

Сравним: We had strolled t o t he f ro n t yard where Dill s to o d l o ok i n g down the street at the dreary face of Radley Place. ( H.Lee . To K ill a M o c king b i rd) М ы по п ле л ись в п алисадн и ке , Дилл в ы глянул на улицу и ус та в ил с я на мрачный дом Рэдли . I didn ' t s l eep too l ong, because I thi n k it w a s on l y around ten o ' clock , when I woke up . 1 felt pretty hungry, a s soon a s I h ad a ciga r ett e . (J . Sa l inger . The Catc h er in t he Rye) . Спал я недолго, кажется было ча с ов д еся т ь, ког д а я п роснулся.

Выкурил сигарету и сразу почувствовал, к а к я прого л ода л ся . Обращаем вни м ание , ч т о з амена подчинения сочинени е м в большинств е слу ч аев сочетается с заменой союзной связи бессоюзной. В сл е дующем примере зам е на подчин е ния с о чинением сочетае т ся с трансформацией сложного предложения в простое с однородными сказуемыми: Stradlater kept w h istling “Song of India” w hi le he shaved. (J. Salinger , ' The Catcher in the Rye ) . Стрэйдлейтер бри л ся и насвис т ывал « И ндийск у ю песню». Замена подчинительной связи сочинением (в том числе бессоюз н ым) может иметь м есто и в пре д елах простого предложения, как например: ... I lived in the Ossenburger Memo r ia l Wing of the new dorms. (J.Salinger. The C a tch e r in the Rye) . ... Я ж и л в корпусе имен и Оссенбергера в новом общежитии. О дной из основных причин подобной трансформации является индивидуально переводческая . Например: Since my s u ccess had b ro u ght me many new friends , 1 began to see hi m more freq u ently. ( S. Ma u gham , The Razor's Edge) . Б л агодаря успеху мо и х пьес у меня п о я в илось много новых друзей , и мы стали вс т ре ч а т ься ч аще. При переводе данного предложения можно было сохранить тип синтаксической связи , о д на к о переводчик по собственному выб о ру употребил сложносочиненное предложение вмест о сложноподчиненн о го . Примером доминирования син т аксического начала в английском языке мож ет служи т ь час т ое употребление о дноро д ных членов предложения, соединенных союзом and, которые принадлежат к ра з личным логическим планам. [39] Например, в рассказе В.Сарояна « A N um ber o f the Poor »: One summer I worked two months in a grocery s t o r e... I t wa s a little store on Grove St r eet in the sl u ms. The peop l e who c a me to the sto r e were all interesting and poo r . К ак -то л е т ом я рабо т ал продавцом в бака л ейной д авке... Э т о б ы ла лавчонка на Грюув С т р ит , в ра й оне трущоб, и всё покупатели были б едняк и , но зато о ч ень интересн ы е л ю ди.

Прилагательные inte r esting и poor относятся к разным логич е ским планам: в английс к ом предложении о ни «сцеплены» сою з ом and , а в перев о де прихо д ится их разъе д инить и даже противопоставить друг другу, столь велика в данном случа е их логическая несовместимость. Но изменение синтаксической связи при переводе осуществляется не только на уровне предложения или словосоче т ания, но и на уровне фра з (СФЕ) . Пo данным В.С .Г алла [40] 60% межфразовых свя зей можно трансформировать в сочинительную связь, 10 % - в аппозитивную и только 4 % - в по д чинительную. ( 20 % представляют собой границы между повествовательными и иными коммуникатив н ы м и типами предложений) . Сравнение оригинала и перевода «Marry Me» и «Давай поженимся» Дж.Апдайка , произ в еденное лингвистами Е.П.Матузковой , М.Д.Шеховцевой и А.А.Фроловым , показало, что в подавляющем большинстве межфразовые связи оригинала «рассматриваются переводчиком как потенциально сочинительные, ибо объе д инение двух английских предложений в одно или перераспределение внутрифразовых связей и д ет по линии экспликации координационных отношений» [41] Например, «Бойня № 5» К.Воннегута представляет собой повествование от 1-го л и ца, в котором, соответственно, много разговорных элементов, реали з у е мых в основном н а лексическом и грамматическом уровнях.

Компенсируя невозможность сохранить вс е эти явления, п е реводчик широко испол ь зует присоединительные конструкции, придающи е в ыс к азыванию х арактер спонтанност и , мышления в проц е сс е говорения, чт о с в о й ственн ы звуча щей речи.

Сравним: Prisoners of war from m any lands с ame together tha t m orning a t such and s u ch a place in Dresden. ( K.Vonnengut .. Slaughterhouse Five ) А военноп л енных из м ног их ст ра н собра л и в те у т ро в опр е де л енном мес те, в Дре зд ене . I w a s t here. O'Hara w a s there. (та м же ) И я был там. И 0'Хара там был. В переводах порой д аже абзацы начинаю т ся с союзо в . They la u ghed and laughed... ( т ам же ) И они хох от ал и , хохотали, хохотали вовсю. Mont a na screamed and screamed, И Мон т ана з ав и зжа л а . Она визжала , не ум олкая . I thin k of how useles s t h e Dresden part of my memory h as been... И я дум а ю: до чего б е спо л езны все мои в о сп о м и нания о Дрездене... Присоединительные связи , использованные в последнем примере , также усиливаю т когезию т екс т а: если в ори г инальном тексте она часто осуществляется за счет анафоричных заместителей, лексических пов т оров, то здесь центр тяжести перемещен в син т а к сис. 3 . 6. Изменение актуального членения (АЧП ) при переводе.

Точность освоения обр аз ной системы оригинала переводчиком зависит от адекватного воспроизве д ения структуры выражаемого в предложении суждения , т.е. актуального членения пре д ложения. При эт о м важн е йшим фактором, обеспечивающим распределен и е коммуникативных ф ункций между членами предложения , является п орядок слов. В специальной литературе традиционным стало против о поставление свободного поря д ка слов в русском языке и фиксированного в английском.

Вместе с тем сопоставительный анализ некоторых инверсионных структур англоязычном и русс к оязычном текстах свидетельст в ует как о преувеличении фиксированности английского словопорядка, так и о переоценке поз и ционной свободы слов в пре д ложении русского языка . Различное соо т ношение формального и актуального членения в п р едложении русского и анг лийского языков проявляе т ся в разли ч ной функциональной нагруженности словопорядка. Если в английском языке п о рядок слов прежде всего направлен на выражение коммуникативного типа предложения и определение грамматических отношений между его члена ми , [42] то в русском доминантным и функц и я м и словопорядка я в ляются связующая и ремовыделительная . [43] Изменение традиционного порядка слов, как в английском, т ак и в русском т екстах способствует осуществлению позиционной контактности предложений в художественном прои з ве д ении, направленно на выражение эмфазы, ритмизацию по в ествования. Зна ч ит е льными эмфатическими во з можностями и в русском, и в английском языке обла д ает фразоначальная инверсия.

Несохранение фразоначального положения д ополнения в перевод е встречается д овольно часто, когда инверсия в английском предложении обусловлена соображениями позиционной контактности элементов и не служит целям эмфазы: ...But for this apparently he had no inclination. ( S.Maugham . Theatre) Но, по-видимому, Роджер не имел ни малейшей склонности к театру . Инверсия сказуемого в начале фразы в переводе на русский язык, как правило, не сохраняется. Ни один из 33 примеров такой инверсии сказуемого, полученных Н.Л.Ольшанской и Н.М.Балаян в результате сплошного анализа романов Дж.Голсуорси «Собственник», Гр .Грина «Тихий американец» и С.Моема «Театр» не переводится на русский язык аналогичными грамматическими средствами. В частности, инвертированный предикативный член составного именного сказуемого обычно ставится в конец русского предложения в связи с достаточной экспрессивностью конечной позиции в русском языке (18 случаев) [44] . Например: Indulgent and severe wasd her look. (J. Galsworthy. The Man of Property) . Взгляд ее был снисходителен и строг. What muga men are. ( S.Maugham . “Theatre”) До чего же мужчины глупы.

Стилистически значимую позицию в переводе традиционно занимают и фразоначальные обстоятельства образа и степени действия, т.е. в русском предложении они располагаются либо в начале, либо после глагола сказуемого (18 из 25 примеров) . И во втором случае, мы имеем дело с синтаксической трансформацией.

Например: And fast into this perilous gulf of night walked Bossiney . (J. Galsworthy. The Man of Property) . И Боссини шел быстро, прямо в волны ночи, грозившей бедой. При переводе нередко имеет место также явление изменения порядка следования частей сложного предложения - гла вного и придаточного предложения. Напри мер: If he ever gets married, his own wife ’ll probably call him “ Ackley ”. (J. Salinger , The Catcher in the Rye) . Наверное , и жена будет зва ть его « Экли », если то лько он когда-н ибудь жен ится . В английском я зыке придаточное предложение предшествует главному, в русском же переводе - наоборот. Вс тречаю тся и про тивоп оложны е случаи. В следующих двух примерах в англий ском предложении гла вное пре дш ес твуе т придаточно му предложению, в русс ком же переводе порядок следо вания предложений меняется и одновременно сложноподчиненное предложение меняе тся на сложносочиненное, т.е. перестановка сопровож дае тся характерной д ля перевода с английского языка на русс кий заменой типа синтаксической свя зи: The silver saucer cl at tered w hen he replaced the pi tcher. ( H.Lee . To kill a Mockingbird') Он быстро пос тавил кувш и н, даже серебрян а я подставка звякнул а . Не t oo k another look at my ha t wh ile he was cleaning them. (J . Salinger . The Catche r in the Rye). Он их чистил, а сам смо т рел на мою шапку. И на к онец, перестановке могут подвергаться и самостоятельные предложения в стро е текс т а. В качест в е примера рассмотри м нижеследующий: “You goin ’ to court this morning?” asked Jem . We had strolled over. (H.Lee. To kill a Mockingbird) Мы подошли к ее забору: - Вы в суд пойдете?, - спросил Джим. З д есь необхо д имос т ь перес т ановки вы з вана т ем, ч т о ф орма Past Perfec t во в т ором предложении английского текста выражает з начение предшествования данного действия дейст в ию , обо з начаемо е / в первом пре д ложении.

Поскольку русс к ая форма «п о шл и не выражает этого значения, сохранение исходного поря д ка следо в ания пр е дложе н ий в переводе привело бы к смысловому искажению (дейст в ие, обозначаемое глаголом подошли ), в оспринималось бы как последующее, а не предшествующее д ействию, обо з начаемому глаголом спрос ил ) , отсюда необхо д имость перестановки предложений . В целом анализ даже ограниченного количества примеров свидетельствует о том , что АЧП, будучи важным элементом образования ритм а и стиля, выполняя связующую фу н кцию в художеств е нном т е ксте, о б условл е но пр е ж д е всего типологическими особенност я ми яз ыка, его грамматическими правилами.

Данная обусловленность прослеживается «в распределении всех качественных и количественных параметров пре д ложения и определя е т различия обра з ных систем оригинального т екста и его перевода» [45] Рассмотрев основные виды синтаксических трансформаций для достижения эквивалентного перевода, можно прийти к следующим выводам: 1. Синтаксическое уподобление, как метод перевода, когда синтаксическая структура ИЯ преобразуется в аналогичную структуру ПЯ возможно лишь в тех случаях, когда в двух сопоставляемых языках имеется аналогичные параллельные синтаксические конструкции. 2. Во многих случаях переводчику приходится прибегать к членению предложения, когда оригинальное предложение ИЯ преобразуется в 2 или более самостоятельных предложений.

Трансформация членения приводит либо к изменению состава членов предложения, либо к преобразованию простого предложения ИЯ в сложное предложения. 3. Обратная трансформация – способ перевода при котором происходит соединение двух простых предложений ИЯ в одно сложное ПЯ. Иногда происходит одновременное использование объединения и членения – одно предложение на 2 части, и одна из его частей объединяется с другим предложением. Этот процесс обычно связан с перераспределением предикативных синтагм. 4. Замена членов предложения при переводе приводит к изменению его синтаксической структуры.

Предложение из подчиненного может трансформироваться в сочиненное, часто с однородными сказуемыми. 5. Для передачи адекватной образной системы оригинала переводчику приходится прибегать к изменениям актуального членения предложения.

Важнейшим фактором, обеспечивающим распределение коммуникативных функций членов предложения является порядок слов.

Инверсия является сильнейшим экспрессивным средством и в русском и английском языках. 6. Для достижения эквивалентности художественного перевода специалисту иногда приходится прибегать к компенсации, когда утраченные при переводе единицы ИЯ воспроизводятся, компенсируются в ближайшем тексте, причем нередко грамматические средства ИЯ заменяются лексическими и наоборот. Таким образом, происходит объединение грамматических и лексических средств ПЯ для обеспечения полной эквивалентности перевода оригинала. 7. Особенно часто к компенсации переводчику приходится прибегать для восполнения утраченных стилистических образных аспектов содержания оригинала. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Важным методом исследования в лингвистике перевода служит сопоставительный анализ текстов перевода, т.е. анализ формы и содержания текста перевода путем сопоставления с формой и содержанием оригинала.

Особый интерес представляет анализ текстов художественного перевода. По определению Комиссарова В.Н., художественным переводом можно назвать вид переводческой деятельности, основная задача которого заключается в создании на ПЯ аналогичного произведения, способного оказывать то же художественно – эстетическое воздействие, что и текст оригинала.

Сопоставляя такие тексты, можно раскрыть внутренний механизм перевода, выявить эквивалентные единицы, а также выявить какие трансформации надо произвести, чтобы достичь не только лексической и грамматической, но и стилистический эквивалентности перевода, что особенно ценно при переводе художественных текстов. В зависимости от единиц ИЯ, которые рассматриваются, как исходные в операциях по преобразованию, переводческие трансформации могут быть лексическими и грамматическими.

Английский и русский языки различаются, прежде всего, своим грамматическим строем, поэтому, на наш взгляд, грамматические трансформации являются первостепенными в художественном переводе, и мы их выбрали основного объекта исследования.

Однако проблема перевода начинается с выбора слова, осуществляются комплексные лексико-грамматические трансформации с переходом от лексических единиц к грамматическим и наоборот.

Словообразование является предметом изучения лексикологии, однако значения новообразований может раскрыться только в тексте, в первую очередь в предложении, поэтому мы сочли необходимым включить проблему словообразования при переводе в задачи данной работы.

Подводя итог рассмотрения словообразовательных моделей в переводе, можно прийти к выводу, что словообразовательные аффиксы в двух языках различаются не только по степени продуктивности, но и по дополнительным оттенкам значения. При этом замена одной части речи другой при переводе весьма характерна и часто используется в переводческой практике. Ex.: Oh I’m not dancer, but I like watching her dance. Я ведь не танцую, но люблю смотреть, как она танцует.

Отглагольное существительное “dancer” заменено глаголом «не танцую». Вследствие богатства стилистических ресурсов аффиксов русского языка и относительной бедности их в английском языке переводчику приходится в художественном переводе вводить дополнительные модальные и другие эмоционально окрашенные слова для адекватности перевода, т.е. использовать переводческий прием добавления. Часто приемом добавления пользуются по чисто стилистическим соображениям.

Например: “My husband is a great womanizer”. Эту фразу произносит женщина из высшего общества, что определяет невозможность перевода « womanizer” словом просторечного разговорного стиля “ бабник ”. Переводчик должен выбрать литературный вариант «Мой муж – большой любитель женщин», используя прием добавления. С другой стороны, в русском языке имеется большое количество оценочных суффиксов и при скудности их в английском языке используются дополнительные средства, например повтор, дополнительные слова и словосочетания, фразеологизмы.

Например: Возвратившись на землю после полета в космос, американский мультимиллионер Тито восторженно говорит: “It was great, best, best, best of all. It was paradise. I came back from paradise. Русский перевод: «Это – великолепно, наилучшее из всего. Рай. Я вернулся из рая». Тройной повтор слова “best” в английском варианте, на русском - передается одним словом “ наилучшее ”. Рассмотрев все возможные морфологические трансформации, можно отметить, как главное, то, что самым распространенным видом морфологических трансформаций, при художественном переводе ИЯ на ПЯ является замена частей речи при переводе (существительных, местоимений, глаголов, неличных форм глагола). Для достижения смысловой и экспрессивной эквивалентности перевода часто проводится и замена членов предложения, что может привести иногда и к изменению синтаксической структуры предложения.

Например: “ The news of my mixed marriage soon gets about “ ( M.Spark ) “ Новость о том , что я женился на туземке скоро распространится ”. Словосочетание « my mixed marriage » заменено на « что я женился на туземке », предложение из простого в переводе стало сложноподчиненным . Значение определенности – неопределенности существительного , передаваемые в английском языке соответствующими артиклями , передается при переводе , в подавляющем большинстве случаев, дополнительными лексическими средствами для смысловой и стилистический эквивалентности художественного перевода Например: “Now you know the truth” ( M.Spark ) Теперь ты знаешь всю правду.

Следует также отметить, что поскольку в английском языке практически нет категории рода, при переводе на русский язык появляется необходимость введения ее, к тому же учитывать национальные особенности в определении рода и пола.

Например, в английском языке «ласточка», «лиса» – существа мужского рода, в русском же – это существительные женского рода.

Основными видами синтаксических трансформаций в переводе являются замена типа предложения или типа синтаксической связи, членение и объединение предложений, изменение актуального членения предложения. Все виды преобразований или трансформаций осуществляемых в процессе перевода можно свести к четырем элементарным типам, а именно: 1. Перестановки - это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника.

Элементами, могущими подвергаться перестановке, являются обычно слова, словосочетания, части сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста. 2. Замены - наиболее распространенный и многообразный вид переводческой трансформации. В процессе перевода замене могут подвергаться как грамматические единицы, так и лексические, в связи, с чем можно говорить о грамматических и лексических заменах. К грамматическим же относятся следующие типы: а) замена форм слова; б) замена частей речи; в) замена членов предложения (перестройка синтаксической структуры предложения); г) синтаксические замены в сложном предложении: - замена простого предложения сложным, - замена сложного предложения простым, - замена придаточного предложения главным, - замена главного предложения придаточным, - замена подчинения сочинением, - замена сочинения подчинением. замена союзного типа связи бессоюзным, замена бессоюзного типа связи союзным. 3. Добавления. Этот тип переводческой трансформации основан на восстановлении при переводе опущенных в ИЯ «уместных слов» (appropriate words) . 4. Опущение - явление, прямо противоположное добавлению. При переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными, то есть выражающие значения, которые могут быть извлечены из текста и без их помощи. Как система языка в целом, так и конкретные речевые произведения обладают, как известно, весьма большой степенью избыточности, что дает возможность производить те или иные опущения в процессе перевода. ЛИТЕРАТУРА. 1. Бархударов Л.С. Язык и перевод. - М.: Международные отношения, 1975. - 238 с. 2. Бортничук Е.Н. Английские существительные типа 'breakdown' и способы их перевода./,/Теор1Я i практика перекладу. - К., 1981. - Вип,5. - с, 89-94, 3. Задорнова В. Я. Восприятие и интерпретация художественного текста. - М.: Высш . шк ., 1984. - 152 с. 4. Иванов А. 0. Камень преткновения - грамматический род. / /Теория и практика перевода. - К., 1987. - с. 99-104. 5. Каращук П.М. Словообразование английского языка. - М.: Высш.шк ., 1977. - 303 с. 6. Князева Н.А. Английские соподчиненные бессоюзные предложения и их соответствия в русском языке.//Теор1я i практика перекладу. - К., 1931. - Вип.б . - с. 15-21. 7. Комиссаров В.К. Теория перевода. - М.: Высш.шк ., 1990. -253 с. 8. Латышев Л. К. Межъязыковые трансформации как средство достижения переводческой эквивалентности. //Семантико-синтаксические проблемы теории языка и перевода. - М., 1936. - с. 90-107. 8. Левицкая Т., Фитерман А. Почему нужны грамматические трансформации при переводе?./'/Тетради переводчика. - Н., 1971. - Вып . 8. - с. 12-22. 9. Левицкая Т. P., Фитерман А.М. Пособие по переводу с английского языка на русский, - М.: Высш , шк.^ 1973. - 135 с. 10. Любченко Т.Н. Научная фантастика в переводе: приобретения и потери..//Теор1Я i практика перекладу. - К., 1991. - Вип . 17. - с. 89-97. 11. Матузкова Е.П., Шеховцева М.Д., Фролов А.А. Перераспределение границ предложения и СФЕ в переводе.// Контрастивное исследование оригинала и перевода художественного текста. / Под ред. В.Н.Ярцева . - Одесса,., 1998. - с. 113-115.. 12. Мельниченко Е.К., Колядницева К,А, Системные и индивидуально-художественные расхождения оригинала и перевода романа У.Голдинга 'Шпиль ” и 'Наследники'. // Контрастивное исследование оригинала и перевола художественного текста. - Одесса, 1986. - с. 118-124. 13. Мизецкая В. Я. Некоторые особенности перевода англоязычного драматургического текста на русский язык., / / Контрастивное исследование оригинала и перевода художественного текста. - Одесса, 1986. - с. 135-142. 14. Миньяр-Белоручев Р.К. Общая теория перевода и устный перевод. - М.: Воениздат, 1980. - 237 с. 15. Нешумаев И. В. Синтаксические трансформации при переводе английского текста на русский язык.//Лингвистические и методические проблемы русского языка как неродного: Текст: структура и анализ. - М,, 1991. - с. 117-126. 16. Ольшанская Н.Л., Балаян Н.М. Синтаксис авторской речи в оригинале и в переводе. М.,1999 17. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. М.,1984 18. Тогоева С.И. Идентификация значения словесных новообразований и проблема перевода.,/Перевод как моделирование и моделирование перевода. - Тверь, 1991. - с. 105-109. 19. Федоров А. В. Основы общей теории перевода: Лингвистические проблемы. - М.: Высш.шк ., 1968. - 303 с. 20. Швейцер А.Д. К проблеме лингвистического изучения процесса перевода.//Вопросы' языкознания. - 1970. -№ 4. - с. 40-49. 21. Швейцер А.Д. Теория перевода.

Статус, проблемы, аспекты – М.: Наука. 1998. – 215с. [1] А.В.Федоров.

Основы общей теории перевода. М., 1968 [2] В.Н.Комиссаров.

Теория перевода. М., 1990 [3] Левицкая Т.Р., Фитерман A.M. Пособие по переводу с английского языка на русский . - М., 1973 [4] Бархударов Л.С. Язык и перевод. –М., 1975, стр.196 [5] Каращук П.М. Словообразование английского языка. –М.,1977, стр. 36 [6] Мизецкая В. Я., Некоторые особенности перевода англоязычного драматургического текста.

Разное

Подобные работы

К вопросу о грамматических трансформациях при переводе

echo "Именно это – воссоздание единства содержания и формы – отличает перевод от иных способов передачи сообщения на другом языке: пересказа, реферирования и т. п. Согласно данному Комиссаровым В.Н.

Подготовка к TOEFL - Test of English as a Foreign Language

echo "Подсчитано, что только в США и Канаде около 2400 колледжей и университетов требуют от поступающих представления сертификата о прохождении экзамена TOEFL . Официальный результат экзамена — один и

Виды переводческих трансформаций (вариант незащищенного диплома)

echo "Сэлинджера 'Над пропастью во ржи' ( J . D . Salinger ' The Catcher in the Rye '), сделанного Р. Райт-Ковалевой . Первая глава данной дипломной работы рассматривает общие теоретические вопросы пе

Сравнительно-сопоставительная характеристика отечественных и зарубежных учебно-методических комплектов (на среднем этапе обучения)

echo "Зарубежные пособия получили широкое распространение в силу следующих качеств: коммуникативного характера обучения, соответствия международным стандартам, ориентированы на определенную возрастную